13:11 

Снова о родном городе, словами моей подруги

Liebe
искры магии в крови
30.10.2011 в 01:06
Пишет AnnaSk:

Осень и зима в Новосибирском Академгородке - воспоминания
Осень в Академгородке всегда была хороша. Особенно в сентябре, когда еще температура не опустилась ниже нуля. У нас стояла сухая теплая осень. Листья пачками опадали с деревьев. Поскольку деревьев было много, листья образовывали толстый слой, многоцветные ковры, которые наслаивались друг на друга. Я хорошо помню, как я шла в школу или домой, загребая эти листья ногами: зеленые, желтые, оранжевые, красные, фиолетовые. Ботинки вязли в них, почти так же, как в сугробах зимой. Разгребать листья в разные стороны было весело, и весело было бегать по ним.
Еще раньше, в детством саду, я как и другие дети любила собрать гору листьев и подкинуть их вверх над головой. Ничего, что вместе с листьями мы собирали земную пыль - казалось не страшным, если она попадала на волосы. У меня никогда не возникало ощущения грязи от земли, листьев, веточек. Природа - чиста, как можно боятся в ней запачкаться? Запачкаться можно в городе - испачкать одежду о грязный борт автомобиля, упасть в лужу, сесть куда-нибудь не туда и испортить штаны (досадно). В город я ездить не любила. Там было много машин, все было голое (заковано в асфальт), и даже небо казалось серым. Зимой белый снег по краям дорог коричневел или даже чернел, вызывая мое искреннее недоумение.

Тихая теплая осень означала начало учебной поры. 1 сентября было своего рода проклятьем - ты понимал, что с этого дня начинается ОНО, старая рутина. Опять нужно будет подниматься ни свет, ни заря, что для такой совушки, как я, просто убийство. Опять нужно тащиться в школу, сидеть за голыми партами, выпрямив спину, не шевелясь и не вздыхая, ощущая стоящий в аудиториях холод. Нужно слушать, слушать, и слушать. От мерного гула, духоты, пронзительных звонков, и безумствах на переменах у тебя рано или поздно начинает ныть голова. Живот болит - хочется есть, а деньги я как всегда позабыла дома, да и не нравилась мне еда в столовой.
Благословенен был уход домой. Конец занятий означал твою полную свободу. Выходишь из школы, долго прощаешься с друзьями - если есть, с кем, и идешь домой. Растягиваешь момент на подольше - и 15 минут превращаются в полчаса, а то и час. Идешь, шаркая ногами, волоча ранец на одном плече, жмурясь от яркого солнца. Любуешься деревьями. Сердце замирает в груди от красоты. Природа прекрасна. Дышишь воздухом, не можешь надышаться после душных аудиторий.
А иногда вместе с какими-нибудь одноклассницами идете гулять. Например, в магазин, или на рынок за чем-нибудь, или провожаешь кого-нибудь. Провожания всегда заключали в себе элемент торговли - до какой улицы, какого перекрестка будешь провожать. Никому не хочется расставаться, но и идти до дому в одиночестве - тоже. Поэтому бой идет за каждый метр земли. Долго-долго прощаемся: машем ладонями, смешим друг друга, шуточно ругаемся.
Приятно вместе ходить за какой-нибудь ерундой. За наклейками, жевачками, хот-догами, тетрадями.
Был у нас в младших и средних классах один ритуал. Осенью, в пору бабьего лета, мы ходили к деревянным домам - первым постройкам в Академгородке - где росла маленькая дубовая рощица. Три-четыре сильных старых дуба одаривали нас желудями. Зачем нам были нужны желуди? А незачем. Может быть кто-то и делал из них что-то, но вряд ли использовались все - мы набирали огромное количество, целые пакеты. Это была игра, соревнование. Искать круглые гладкие желуди в опавших желтых листьях - самое увлекательное занятие в мире. Надо было собрать желудей больше остальных. Новички терялись, а у стариков глаз был наметанный и они доставали - ниоткуда - из листвы, целые ладони. Я была глазастая и всегда набирала если не самое большое количество, то по-крайней мере среднее. Мне было забавно наблюдать за менее глазастыми - как они по получасу искали и находили два-три желудя. Я чувствовала свою зоркость и гордилась ей.
Сбор желудей сопровождался шутками-прибаутками, потасовками, спорами, подначиванием и просто веселым времяпрепровождением. Был у меня один одноклассник, от шуток которого я всегда покатывалась. Я могла смеяться безостановочно, чего всегда стеснялась и старалась побыстрее успокоится - ну нельзя же, в самом деле, так заливаться из-за пустяка? Сейчас я точно так же покатываюсь иногда с сущих мелочей, но ценю это в себе.
В общем, в сборе желудей ковалась дружба. Вообще ощущение дружбы в детстве переживалось очень легко. Достаточно было один-пару раз сходить с кем-нибудь вместе куда-нибудь, и вот - вы уже друзья. Сейчас, когда я стала взрослой, я вижу, что в мире взрослых все сложнее, и порой для того, чтобы почувствовать: мы дружим, проходит не один год знакомства и общения на расстоянии.

Время осенью текло особенно неспешно. Все словно замирало. Иногда накатывала сонливость. Не маята, как в большом городе - а приятное успокоение. Осень мне нравилась гораздо больше лета. Летом в его беспрестанной жаре невозможно было что-либо делать. Летом я ждала, когда наконец похолодает. Лето было очень активным в тоже время. Я бегала с друзьями по дворам, целыми днями (если было ниже 30, конечно же). Бешенный стук сердца и сбитое дыхание, немножко головная боль - вот первые ощущения, которые приходят мне на ум при воспоминании о тех далеких "летах". Осенью можно было отдохнуть от этой бешенной гонки или страданий, если температура поднималась к 30.
Осенью голова наконец становилась ясной. Мне всегда лучше думалось в прохладе. Я надевала свою любимую просторную, длинную одежду, ветровки и плащи. Чувствовала себя в тарелке.
А потом приходил первый снег. Однажды утром мы видели, что зеленая трава покрыта белыми частицами. Иней, или снег. Возможно маленькие снежинки только начинали скользить в воздухе. Первая снежинка на рукаве - это было чудо. На ладони их было жалко ловить - они сразу таяли. На одежде можно было долго разглядывать структуру снежинки, ее прекрасный узор, всегда немного другой. Снег с травы нужно было немедленно собрать в снежок и кинуть им в отца или подруг. Или же попытаться слепить первого снеговика - маленького совсем.
Нужно было успеть до обеда, потому что после него снега как ни бывало - он быстро таял.
Первый снег был большой радостью. Он не был связан с лютой зимой. Он был сам по себе. Снег всегда означал - высокие сугробы, пушистость, чистоту. А значит: веселые игры в снежки, "плаванье" в полуметровых сугробищах, строительство крепостей, валяние снеговиков огромной величины.
Зимой каждый день ты деловито проверяешь снег - каков?.. Если слипается, значит, хорош, значит можно и лепить, и кидаться. Если пушистый и распадается - немного грустно, т.к. ничего слепить не удастья. В тоже время он был таким красивым, таким мягким, что ты все равно радовался ему. Вдыхал морозную свежесть.
Ни одно время года не являлось в Академгородке "плохим" или нелюбимым. Ну, разве что лето мне нравилось чуть меньше остальных из-за жары. И осень, и зима, и весна - были прекрасны. На них хотелось любоваться, хотелось выпить их до дна.
Но осенью - осенью хотелось остановить мгновение. Хотелось, чтобы вечно стояли разноцветные деревья, и падали листья, и солнечные лучи пронзали чистый, глубокий, ароматный воздух. Небо вечно было голубым, с черными силуэтами птиц. Прозрачные лужи вечно лежали на асфальте с упавшими в них березовыми семенами.
Дыхание природы наполняло меня жизнью. Ее красота подпитывала меня, заставляла переживать самые сильные эмоции, ощущать смысл, и Божественный замысел, и какой-то таинственный разлитый в воздухе дух... Глядя на совершенство и гармонию природы, я забывала все свои невзгоды и мне хотелось жить. Хотелось слиться с ней, стать ее частью.
После смерти, думала я, я хочу уйти в землю, раствориться в ней, медленно и спокойно. Я хочу стать продолжением жизни для других - для червей ли, зверей ли, птиц. Я хотела, чтобы корни дерева проросли через меня.










URL записи

@темы: то, что я люблю, воспоминания, фото

URL
   

Хроники одной души

главная